Показано с 1 по 11 из 11

Тема: Статьи и переводы

  1. Статьи и переводы

    Здесь будем размещать наши статьи и переводы.
    Texnokarp. www.texnokarp.com

  2. Интервью с Фрэнком Уорвиком

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: dvd-fish-001.jpg
Просмотров: 15
Размер:	76.6 Кб
ID:	42789

    Фрэнк Уорвик с карпом 27 кг, пойманным во время съемок фильма с Мартином Боулером

    Бывают люди, о которых говорят только хорошее. Именно к ним относится Фрэнк Уорвик. Если вы увлекаетесь карпфишингом, то наверняка знаете имя Фрэнка: легенды о нем опережают его самого. Но, помимо карповой, Фрэнк занимается и другими видами рыбной ловли, и тщательно бережет то волшебство и ту страсть, которые приводят каждого из рыболовов на берег водоема

    Большинство рыболовов хотели бы называть себя «профессионалами». Как вам удалось стать профессионалом?

    Несмотря на то, что я занимался самыми разными вещами, работал во многих местах и имел массу всяких навыков, благодаря которым можно было бы прилично жить, мне никогда не нравилось находиться в четырех стенах офиса. Надо помнить, что когда я начал задумываться о том, чтобы стать профессиональным рыболовом, это еще не было распространенным явлением. Думаю, тогда их можно было пересчитать по пальцам одной руки. Очень многие называют себя профессионалами, но в реальности они не зарабатывают в этой сфере достаточно, чтобы прокормить семью. Многие из них – холостяки, живущие строгой спартанской жизнью.

    Так что я считал, что если уж заниматься этим, то делать это должным образом и максимально использовать собственные возможности. Я написал первую журнальную статью в 1986 году. Она была опубликована в журнале «Big Fish» и рассказывала о том, как я смог поймать множество карпов на одном почти историческом водоеме – Redsmere в графстве Чешир. На самом деле, в той статье я выдал массу собственных секретов. Потом я получил письмо от редактора Дэвида Филлипса, в котором он писал, что еще никогда не получал так много откликов ни на одну статью. Он сказал, что это очень необычно. В результате меня пригласили участвовать в разных рыболовных семинарах и шоу по всей Великобритании и за ее пределами. Это напоминало снежный ком. Потом я стал писать для Carpworld и других журналов на регулярной основе. Но все же писал только тогда, когда чувствовал, что могу поделиться чем-то интересным.

    Очень важным был тот факт, что я постоянно ловил множество хорошей рыбы. Это доказывало, что я практикую то, о чем пишу. Большинство моих уловов стали результатом использования собственных оригинальных идей и экспериментов, это делало процесс гораздо более интересным и заслуживающим внимания. В то же время, у меня были и неудобства: я жил на севере, а водоемов там гораздо меньше. Кроме всего прочего, я владею техникой заброса на сверхдальние дистанции. Благодаря этому меня заметили Century. Они, несомненно, являются одними из лучших производителей удилищ в мире. Они предложили мне работу консультанта по вопросам разработки и дизайна удилищ. Мой вклад присутствует во многих моделях Century, которые выпускались в последние 15 лет.

    То же самое произошло с другими крупными компаниями – такими, как Korda, Dynamite, Trakker, PB, Delkim, Enterprise, Mainline, Fox, Ultima, Shimano. С каждой из них я сотрудничал в прошедшие годы. Я выпустил большое количество фильмов, участвовал в телешоу в Европе и США.

    В наше время компании готовы платить только за увеличение продаж и прибыли. Ты можешь быть лучшим рыболовом в мире, но если ты не можешь писать, вдохновлять, учить или общаться, то долго не продержишься. Кстати, еще я хорошо умею фотографировать, что тоже очень важно.

    Как часто вы ездите на рыбалку и какую рыбу ловите?

    Я не езжу на рыбалку так часто, как хотелось бы! Возможно, 2-3 суток раз в две недели. Но помимо этого каждый год я совершаю полноценные поездки за пределы страны – обычно это сессии недельной длительности. У меня есть рабочие обязанности, еще я должен постоянно выезжать за границу для участия в разных шоу и соревнованиях. Это происходит очень часто и съедает массу времени.

    Кроме того, у меня трое детей, которых я очень люблю. Мне хочется проводить с ними как можно больше времени. Мы ездим на рыбалку, но не только: футбол, кемпинг, мотоциклетные гонки и так далее.

    Моя первая любовь – Карп. Но за эти годы я целенаправленно ловил линя, леща, угря, плотву, окуня, щуку, сома и голавля. Мне нравятся все виды рыбалки, включая морскую.

    Каковы самые актуальные и острые проблемы в мире современной рыбалки?

    У меня нет сомнений, что каждое новое прогрессивное правительство, для того, чтобы показаться политически корректным, взвешивает свое отношение к рыболовному истеблишменту: «Мы с ними или нет?» Кажется, они просто хотят тихо подчинить рыбалку правилам эфира по национальному ТВ. Они считают, что нас, рыболовов, можно видеть, но не слышать. Им совершенно плевать на рыбу. Похоже, у них отношение вроде «кому-кроме-рыбаков-нужна-эта-рыба».

    Мне бы хотелось провести что-то наподобие переписи, чтобы узнать точные цифры: сколько нас, рыболовов, в Великобритании. Думаю, если бы мы знали эту и общеевропейскую цифру, в целом, имели бы всеевропейское объединение, это бы их впечатлило.

    Расскажите нам о своих личных рекордах. Какие из пойманных трофеев вызывают у вас наибольшую гордость и почему?

    Чешуйчатый карп в Великобритании 19.5 кг

    Зеркальный карп, пойманный в Великобритании 19.5. кг

    Чешуйчатый карп, пойманный в Европе 27 кг

    Европейский зеркальный карп 28.3 кг

    Угорь 2.7. кг

    Сом 92 кг
    Лещ 5.9 кг

    Красноперка 1.4 кг
    Плотва 1.4 кг
    Голавль 2.3 кг
    Линь 4.1 кг

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: catfish.jpg
Просмотров: 43
Размер:	75.8 Кб
ID:	42790

    Фрэнк Уорвик и два сома: 92 кг и 84 кг

    Красноперка была просто фантастической. Я ловил карпа в Elstow, и вдруг заметил несколько громадных красноперок. Сразу решил, что нужно попробовать поймать их. Мне это удалось – громадная, 1.4 кг, красноперка попалась на «бутерброд» из кусочка хлеба и кукурузы. Сом тоже очень запомнился. Это была моя первая сомовья рыбалка. Она проходила на реке Segre в Испании, приток знаменитой Ebro. Я поехал в одиночестве, толком неподготовленный, и поймал этого сома и еще одного весом 84 кг на собственную приманку, а не на пеллетс, как ловят в большинстве случаев.

    Большого чешуйчатого карпа весом 27 кг я поймал в процессе съемок нашего фильма, который называется «Карповый путь Уорвика». Мы ловили и снимали на озере вблизи Парижа с моим старым другом Мартином Боулером.

    Самого большого карпа я поймал на большом и сложном водоеме в Бельгии. Это была рыба, которую я очень хотел поймать – самый большой зеркальный карп водоема. Это событие стало еще более значимым, потому что на рыбалке со мной был мой старший сын Гай. Именно он завел «монстра» в подсак. Кстати, в ту поездку он тоже установил личный рекорд по зеркальному карпу.

    Ваши самые ранние воспоминания, связанные с рыбалкой? Кто учил вас?

    Помню, как отец взял меня с собой на рыбалку. Мне было 6 лет. Мой отец не был рыбаком и не блистал какими-то оригинальными идеями в этой сфере, но искра внутри меня зажглась и пути назад уже не было. Я учился сам, жадно поглощая все доступные книги. Дик Уокер в то время по-настоящему вдохновлял меня. У меня было очень ранее издание книги Бернарда Венейбла «Мистер Крабтри отправляется на рыбалку. Она прямо повлияла на тот факт, что рыбалку я пронес через всю свою жизнь.

    Однажды родители повезли меня в особняк Capesthorne Hall. На его территории была россыпь озер, очень ярких, с лилиями, рододендронами и огромными древними деревьями. Самое хорошее во всем этом то, что озера зарыбил не кто иной, как Дональд Лейни – тот самый, который запустил карпа в озеро Redmire. Некоторые из них весили более 10 кг даже в 1969. Именно тогда я впервые приехал туда с родителями. В последующие годы Capesthorne Hall стал для меня подлинным райским уголком. Там была собственная, ни на что не похожая, атмосфера, там даже пахло по-другому. Когда я находился там, время словно останавливалось. Это было нечто особенное. Казалось, мои 6-недельные школьные каникулы длились вечно.

    Насколько сильно «Мистер Крабтри» повлиял на вашу жизнь, как рыболова?

    Мистер Крабтри! Как я уже сказал, думаю, эта легкая и особенная книга была определяющей в годы моего становления. Я мог учиться тому, что и как нужно делать, по иллюстрациям и тексту. У этой книги было волшебство, которое очаровало меня, маленького мальчика. И я захотел все узнать о каждой рыбе и о том, как их поймать.

    Осталось ли что-нибудь в сфере рыбалки, чего вы еще не сделали? Каковы ваши цели?

    Я перепробовал почти все, что предлагает рыбная ловля. Мне бы хотелось поймать очень большую щуку – свыше 15 кг, это первое. Еще большого окуня. Это меня захватывает. Мартин Боулер все обещает взять меня с собой в одно особенное место. Там живут окуни свыше 2 кг весом. Вот это было бы нечто.

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: frank-warwick-13-ng-su.jpg
Просмотров: 42
Размер:	28.3 Кб
ID:	42791

    Фрэнк Уорвик и его знаменитый «боковой заброс»

    Есть ли у вас свои герои? Что вас восхищает в них больше всего?

    Герои? Ну, не герои, но люди, которые больше всего повлияли и вдохновляли. Наверное, Род Хатчинсон. Я познакомился с ним в Capesthorne Hall, когда мне было 10 лет. Он приезжал на British Carp Study Group. На улице стоял ранний холодный март. Еще туда приехали Кевин Клиффорд, Дункан Кей, Крис Болл, Элиот Симак и другие светила того времени. Я помню, как все они спускались к озеру. Мне пришлось собраться и уйти, чтобы освободить для них место! Ха!

    Спустя многие годы я встречался с Родом несколько раз. Теперь мы старые друзья. Я как-то пригласил его порыбачить с нами в качестве гостя на одном замечательном водоеме возле Дижона во Франции. В свое время там установили мировой рекорд по весу выловленного карпа. Он принял приглашение. Однажды вечером я сказал ему: «Знаешь, ты оказал на меня самое большое влияние в юности, ты был моим любимым автором. Покупая журнал , в первую очередь я прочитывал твои статьи». Род ответил: «Я должен сделать ответное признание, Фрэнк. Ты тоже». Для меня это был особенный момент, это действительно много значило.

    Род был первопроходцем, почти загадкой. Он не следовал принятым в его время подходам, как слепой. У него было – и сейчас есть – потрясающее мышление и писательский талант. Я очень высоко ценю его как человека и рыболова.

    Чему бы вам хотелось научить сегодняшних молодых рыболовов?

    Современных молодых рыболовов? Ну, думаю карпфишинг — это потрясающе, я люблю его. Но другие вид рыбалки тоже очень интересны, каждый по-своему. Думаю, использование более легкого и тонкого снаряжения и ловля других видов рыб – это чудесно. Особенно зимой, когда карп большей частью выходит из игры.

    Всегда будьте вежливы и доброжелательны к другим рыболовам. Если вы будете так делать, то сами удивитесь, какой полезной информацией люди будут делиться с вами. Такие вещи, как места выходов рыбы, уловы других и так далее иногда могут иметь громадное значение.

    Иногда я отчаиваюсь, когда вижу на берегу мусор. Я просто ненавижу это. Так что даже если вы сами обычно не сорите, подумайте, кто-то должен убрать это. Мусор сам не исчезнет. Думаю, мы все должны прилагать старания к тому, чтобы берег после нашего посещения оставался чистым.

    Расскажите о своем самом ярком рыболовном воспоминании юности.

    Я был на центральном озере Carpersthorne Hall в 1973 году. В округе был еще один водоем – Top Pool. На тот момент ловить там было нельзя, это была частная собственность. Не было никаких клубных или «дневных» билетов. Пруд был арендован двумя состоятельными людьми, которые вряд ли когда-нибудь ловили рыбу. Однажды из любопытства я совершил коварную вылазку на это озеро. Я решился на это потому, что где-то в середине озера услышал всплеск большой рыбы. Большая часть озера заросла лилиями. Над ними все время кружились стрекозы. На дворе стоял один из тех жарких летних дней без единого дуновения ветра. Я всматривался в озеро, когда прямо рядом со мной показался огромный чешуйчатый карп. Это был самый большой карп, какого я когда-либо видел. Я не был уверен, но где-то в глубине души я знал, что это рыба — явно за 15 кг. Я отступил подобно Хайрону, и помчался за удочкой, подсаком и свежей корочкой хлеба. Дрожа, как лист на ветру, я едва мог насадить хлеб на крючок. На коленях я подполз к кромке воды. Рыба все еще стояла там, медленно двигая плавниками. Я слышал только стук собственного сердца.

    У меня была оснастка фри-лайн. Я окунул насадку в воду, чтобы она набрала веса. Так должно было быть проще забросить. И я забросил корочку хлеба в заросли лилий, прямо под нос карпу. К моему удивлению, она почти мгновенно клюнула! Какое-то короткое время я был почти в шоке. Потом автоматически поднял удилище вверх. Я не успел моргнуть, как рыба сорвалась с места, чуть не вырвав удилище из моих рук. Воздух заполнился визгом фрикциона, удилище нещадно изгибалось. Это при том, что фрикцион на моей Mitchell 410 был почти полностью затянут. Я был бессилен. Лилии будто сами раздвигались перед лицом этого взрыва силы и мощи. Потом она сошла, леска оборвалась вблизи крючка.

    Меня трясло еще несколько часов. Я прокручивал эту трагедию в своем мозгу снова и снова, думая, что я мог сделать по-другому. «Если бы у меня был еще один шанс».

    Добавлю для целостности картины, что в тот год во всей Великобритании поймали только три карпа, весом свыше 30 фунтов (13.6 кг). Самый большой из них весил 14.9 кг.

    Еще одного шанса так и не случилось. Я рассказал эту историю одному судебному приставу, но он не поверил мне. Но потом все же добился для себя разрешения ловить на этом озере. В следующем году власти занимались прилегающими к озерам сосновыми лесами и использовали какую-то химию, вроде той, что применяют для выведения водорослей. К сожалению, вещество случайно попало в воду и убило всех ее обитателей.

    Судебный пристав нашел моего карпа мертвым. Он весил почти 17 килограммов. Несколько лет спустя тот же пристав написал об этом в журнале BCSG. Статья называлась «Смерть Ее Величества». Несомненно, она была одной из тех рыб, которые запустил в озера Дональд Лини, и о существовании которой никто не подозревал целые 15 лет.

    Я буду помнить встречу с ней до конца своих дней.

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: img_8030-500x375.jpg
Просмотров: 31
Размер:	93.2 Кб
ID:	42792

    Фрэнк Уорвик с карпом 18 кг, который так напоминает Ее Величество

    Перевод: Анастасия Афанасьева

    Источник: http://mrcrabtreegoesfishing.com/
    Texnokarp. www.texnokarp.com

  3. #3
    Регистрация
    04.12.2014
    Адрес
    Украина
    Возраст
    38
    Сообщений
    207
    Вес репутации
    12791
    Ребята. спасибо конечно, но мы это уже давно прошли. Зачем повторятся? Для само пиара? Без этого знаем Вашу фирму. пользуемся.

  4. Цитата Сообщение от Янычар Посмотреть сообщение
    Ребята. спасибо конечно, но мы это уже давно прошли. Зачем повторятся? Для само пиара? Без этого знаем Вашу фирму. пользуемся.
    вы уже читали это конкретное интервью на русском языке?
    Texnokarp. www.texnokarp.com

  5. #5
    Регистрация
    04.12.2014
    Адрес
    Украина
    Возраст
    38
    Сообщений
    207
    Вес репутации
    12791
    Цитата Сообщение от Texnokarp Посмотреть сообщение
    вы уже читали это конкретное интервью на русском языке?
    А как же Вы не первые, кто его переводит.

  6. Цитата Сообщение от Янычар Посмотреть сообщение
    А как же Вы не первые, кто его переводит.
    покажите, где гугл находит только наш перевод.
    Texnokarp. www.texnokarp.com

  7. #7
    Регистрация
    03.10.2013
    Адрес
    Белгород
    Возраст
    34
    Сообщений
    103
    Вес репутации
    2628080
    Мне статья интересна. Спасибо за публикацию.

  8. #8
    Регистрация
    08.12.2014
    Адрес
    москва
    Сообщений
    58
    Вес репутации
    958157
    Мне тоже понравилась статья.

  9. #9
    Регистрация
    04.12.2014
    Адрес
    Украина
    Возраст
    38
    Сообщений
    207
    Вес репутации
    12791
    Цитата Сообщение от sahar Посмотреть сообщение
    Мне тоже понравилась статья.
    Цитата Сообщение от ИВАН Посмотреть сообщение
    Мне статья интересна. Спасибо за публикацию.
    Ребят. ни кто не писал, что статья ФУ.

  10. Анастасия Афанасьева. (А.А.) Голый король

    Карпфишинг является, пожалуй, самым сложным с технологической стороны видом рыбной ловли. Такого количества основного и вспомогательного снаряжения нет нигде, равно как и такой мощной индустрии и пиара-маркетинга-рекламы. Производители-гиганты усиленно работают, а их рекламщики выпускают в свет массу роликов и фото, призванных убедить нас в том, что без их продукции карповая рыбалка просто не может состояться.



    В силу обстоятельств мне часто приходится читать английские журналы по карповой ловле. Большая часть материалов в них носит либо открытый, либо скрытый рекламный характер. Это истории рыболовов, которые купили такой-то продукт, разложили такую-то раскладушку, надели такой-то фонарь, а затем поймали пятидесятифунтового карпа. Казалось бы, смешно, но, будучи повторенной вслух много раз, даже самая абсурдная идея приживается где-то в бессознательном. И в какой-то момент поимка карпа весом 50 фунтов начинает прямо ассоциироваться с наличием в арсенале налобного фонарика определенной марки или же раскладушки.

    Это – маркетинг и пиар. Ничего плохого объективно в этом нет. Вот компания начинает производить новую модель шелтера, и направляет все усилия на то, чтобы мы избавились от своих старых шелтеров и купили этот, новый, несравненный, прекрасный, только имея который мы поймаем того самого карпа на 50 фунтов. Это абсурд, но он работает.

    Во время одной из рыбалок в прошлом сезоне мы общались с соседями по сектору, людьми, тоже увлеченными карповой ловлей. Обсуждали один из спортивных водоемов Украины. Мы еще не были там, и наши соседи рассказывали нам обо всех радостях рыбалки на этом водоеме и других впечатлениях. Сосед рассказал, что однажды, когда они рыбачили там, на водоем приехали очень «крутые» рыболовы из соседней страны. Их «крутость» выражалась в том, что у них была большая и дорогая карповая палатка, шатер и другое модное снаряжение.

    Эта беседа иллюстрирует один очень важный момент: в результате очень грамотного маркетинга и пиара происходит то, что называется производством симулякров.

    Симулякр – это термин постмодернистской философии, который в общее употребление ввел философ Жорж Батай. Симулякр предполагает изображение (репрезентацию) несуществующего объекта. Самый простой пример – построение макета города, которого нет, и утверждение, что этот город существует, например, где-нибудь в пустыне Сахара. В данном случае означающее (макет) не соответствует означаемому (реальность). Или же искаженное изображение в СМИ неких событий дает в итоге картинку, никак не связанную с реальностью – эта новая реальность называется гиперреальностью, и подменяет собой то, что есть на самом деле. Симулякрами в широком понимании является все – явления моды, бренды, предрассудки о характере наций и так далее.

    Как это связано с карповой ловлей? Прямым образом.

    Главный симулякр в карпфишинге – хорошее (подставьте нужное слово: дорогое, модное, «крутое») снаряжение, которое в этом случае является означающим чего-то другого. Снаряжение указывает не на то, что оно на самом деле есть (просто инструмент.) То есть, снаряжение начинает представлять какой-то совсем другой смысл (означаемое), которого на самом деле изначально в нем нет. В качестве означаемого в этом случае выступает хороший (подставьте нужное слово: крутой, опытный, успешный, модный, современный) рыболов. Проще говоря: мы приравниваем обладание хорошим снаряжением к понятию хороший рыболов, а вместо того, чтобы стать хорошим рыболовом, покупаем модное снаряжение. Следствие: развитие в вопросах снаряжения приравнивается к развитию рыболова. Производители карповых снастей богатеют и радуются. А мы не устаем платить им деньги за симулякры.

    Количественно обсуждение снастей на рыболовных форумах всегда перевешивает обсуждение вопросов тактики и техники. В качестве подготовки к новому сезону большей частью обсуждаются новые приобретения, но не новые идеи. Путь развития в плане «снаряжения» становится дурной бесконечностью: вещи покупаются, тут же продаются по полувымышленным причинам (палка торчит не там, спина не под тем градусом наклона на раскладушке лежит), покупаются новые. Казалось бы, в этом нет ничего такого – ну, обычный шопоголизм, а что такое шопоголизм, если не поиск радости? Но это шопоголизм с серьезным лицом: с аргументацией, неким «рацио», когда умные люди тратят километры своих мыслей на абсолютно бессмысленные вещи, не думают о том, как ловить карпа, а все больше думают о том, какие при этом нужно носить носки. При этом выбор условно говоря носков становится более чем обстоятельным: уделяется масса времени изучению характера волокон, из которых они пошиты, делается сравнительный анализ волокон разных производителей, выгодность или невыгодность того или иного цвета, а потом уже совершается просто изначально желанная покупка. Радость от покупки грандиозная, и при этом все очень серьезно.



    Карповые чайники и карповые носки – это, кажется, просто верх абсурда, торжество карпового фетишизма и окончательная победа симулякров над реальностью. Чайник от Фокс – это, правда, просто весело. Так же весело слышать утверждения о том, что на кукурузу ловить немодно и несовременно, о том, как кто-то просто стесняется ловить на горох… «Мы ловим на бойлы», — об этом сообщается с такой важностью и серьезностью, будто происходит как минимум мировой заговор, тайны которого выдавать не следует.

    А мировой заговор состоит в следующем. Есть условная бессловесная договоренность о том, что нечто является крутым и рабочим, а нечто – нет. Почему та или иная вещь становится такой, — это вопрос рекламы и маркетинга. Реальные свойства вещи и ее функции зачастую отходят на второй план, в первую очередь важна «обертка».

    Вот те же бойлы. Существует масса европейских производителей бойлов, которые выпускают свою продукцию уже не один год, что уже само по себе означает, что их продукция работает. При этом у нас хорошо продаются и по принципу вирусного маркетинга распространяются бойлы именно определенных производителей. Означает ли это, что другие производители хуже? Если их бойлы тоже хорошо ловят и работают, вообще, можно ли сказать, что они – хуже? На самом деле, по поводу того, что ловит, а что нет – вопрос очень сложный, а слухи о том, что вот такой определенный бойл просто «разрывает» на определенном водоеме – зачастую могут быть просто попыткой продать залежавшийся товар. Но многие «покупаются», и на радость продавцам сметают с полок то, что еще неделю назад не продавалось. И действительно потом ловят на это. Впрочем, как поймали бы и на что-нибудь другое.

    Приобретается именно обертка, осваивание функций происходит позже. По такому принципу гаражи засоряются массой крутых, но совершенно ненужных вещей. Это обычный фетишизм: желание обладать той или другой вещью. После того, когда обладание случилось – все дальнейшее теряет смысл. Вещь можно продавать или забросить, и стремиться к обладанию новой. Это бесконечно. Это – крайность, такое бывает довольно редко, но в более мягкой форме это явление достаточно распространено.

    Ну, на самом деле, шопоголизм и ладно, что тут такого? Скажем, от приобретения набора сигнализаторов с пейджером я радовалась, кажется, больше, чем от приобретения авто. Купив новые катушки, я любовалась ими несколько дней, не убирая удилища с видного места в комнате. Ну, просто в кайф это. Очень радостно. Это помимо тех функций и свойств, из-за которых я была готова вложить деньги в это снаряжение.



    Вот это – радость – то, о чем часто забывают. Именно с помощью рыбалки можно испытать очень острые и яркие эмоции, самые подлинные и непосредственные – радость, разочарование, удивление. Они лишены практического смысла и рациональной обоснованности, но именно они – внутренне освобождают и дают ощущение полноты жизни. Эстетика и непосредственность переживаний – почти неуловимые, простые и важные вещи. Мне кажется, нет ничего плохого в том, чтобы эстетику снаряжения приравнивать к его функциональности: красивая вещь и красивая природа, наблюдение за этой картинкой позволяет испытать то самое эстетическое чувство, от которого не то чтобы становится легче жить, но которое – как-то приподнимает, что ли, над потоком будней и благодаря которым просыпается именно сердце, а не мозг и прагматичный внутренний счетчик. На обычной рыбалке ничего не стоит пожертвовать техникой и тактикой в пользу неутилитарного. Эстетика важна не меньше функций. Если бы было иначе, мы бы жили в сером и неинтересном мире, просчитанном до мелочей.



    Карповое снаряжение эстетично само по себе. Составляя свой набор снаряжения, выстраиваешь что-то наподобие архитектурного произведения, где каждый элемент имеет значение и сочетается с остальными. В то же время, каждый элемент очень важен в своих функциях – как балка или перекрытие в доме не дают ему упасть, так и качественный род-под позволяет избежать неприятных неожиданностей. На стене дома могут быть различные украшения – барельефы и так далее, так почему бы и здесь не упереться в фактор эстетики наравне с функциональностью, организуя, скажем, свой luggage?

    Да классно это все. Очень здорово. Это творчество и познание. Но до определенной грани. Когда грань пересекается, начинается обычный фарс вроде: «Да что это за рыбак, ты его снасти видел?» А рыбак-то может быть очень хороший, просто денег у него немного.

    Тут же и еще один момент: покупка хорошего снаряжения изначально. Вот нужно ли человеку, скажем, Сенчури, если он ни разу не держал в руках карповое удилище? Мне кажется, тут очень тонкая грань между покупкой эстетичного и нужного с точки зрения функций и простыми понтами. Понты начинаются тогда, когда мы покупаем, например, удилище за 1,5 тысячи долларов просто потому что оно стоит так дорого, а значит, хорошее и крутое. При этом ощутить действительно, в чем его ценность, мы возможности не имеем, так как не доросли. Наверное, все же должен быть некий путь развития от начального к профессиональному, когда, после прохождения этапа совсем уж новичка, в процессе которого есть возможность почувствовать свойства того или иного снаряжения, узнать особенности работы к ним, начинает формироваться некий собственный внутренний запрос, согласно которому приобретается снаряжение следующего класса. Новичок, который еще понятия не имеет, чего он хочет от удилищ, но имеющий большие финансовые возможности, покупая Сенчури, совершает по сути бессмысленную покупку, поскольку, возможно, это вообще не то удилище, которое ему нужно. То же касается и вспомогательного снаряжения – все палатки, род-поды, сигнализаторы, приобретаемые вслепую, могут оказаться вовсе не тем, что нужно данному конкретному человеку. Как с машинами: кому-то больше подходит одно, а кому-то другое. Но чтобы понять, чего именно хотелось бы, нужно хотя бы немного покататься.

    Хорошее снаряжение – как хороший музыкальный инструмент. Ростропович, играющий на виолончели Страдивари – это мастер, способный не только оценить этот инструмент, но и полностью раскрыть его потенциал. В то время, как в руках Васи из соседнего двора та же виолончель будет издавать страшные звуки. Какой вывод сделает Вася? Скорее всего, что виолончель – плохая. Хорошее снаряжение должно соответствовать мастерству, а не подменять его.

    Все это – истинное стремление к совершенству, стремление к обладанию хорошей вещью, стремление к эстетике, стремление к развитию, которое все же подразумевает и развитие инструментов, — сосуществует в состоянии некого равновесия, как части композиции картины. Когда равновесие нарушается, получается не картина, а карикатура: то ли нос слишком длинный, то ли уши торчат.

    В поисках то ли 50-фунтового карпа, которого не поймать без налобного фонарика определенной марки, то ли в поисках чувства собственной важности вместо карповой ловли начинается что-то совсем другое: симулякр. На самом деле, карповые фетишизм и шопоголизм – это источник громадной радости, и все это хорошо. Но до тех пор, пока не происходит подмены понятий, когда к покупке снаряжения сводится вся карповая ловля и развитие рыболова, и пока не переступается некая грань, за которой начинаются либо голые понты, либо бессмысленная погоня за обладанием вещами, их постоянной заменой. И вот эта погоня происходит с таким серьезным выражением лица, с таким массивом рациональных аргументов, что так и хочется сказать: а король-то голый.

    Автор: Анастасия Афанасьева, Texnokarp Team
    Источник: журнал Carp Elite, №13, апрель 2014
    Texnokarp. www.texnokarp.com

  11. Интервью с Родом Хатчинсоном. Тим Пейсли. Часть 1.

    Третья книга Рода Хатчинсона «Карп тогда и теперь» вышла в том же году, что и первый выпуск журнала Carpworld с Родом Хатчинсоном на обложке: в 1988. В последующие годы Род написал немало текстов, но его новая книга вышла лишь 20 лет спустя. Этот двухтомник назывался «Карповый путь». Была выпущена еще одна книга «Карп: вдохновение». Род работает еще над одним томом воспоминаний. Но в целом его история – история легендарного карпятника, описана фрагментарно. В интервью с Родом Хатчинсоном редактор журнала Carpworld Тим Пейсли пытается показать целостную картину жизни Рода Хатчинсона в карпфишинге, начиная с ранних 70-х до настоящего времени.



    Cнимок сделан на одной из успешных сессий на Waveney. Я все еще с успехом ловил на зерновые, но работы института г . Лоустофт уже подтолкнули меня к глубокому исследованию различных ароматов.

    Тим Пейсли. Твоя последняя книга «Карп: вдохновение» содержит материалы о многих людях, которые оказали на тебя большое влияние. В ретроспективе удивительно понимать, что все вы каким-то образом в то время собрались вместе. Совершенно экстраординарные люди: Фред Уилтон, Джим Гиббинсон, Алан Смит, Ли Джэксон, Ленни Мидлтон, и, конечно, Крис Йейтс.

    Род Хатчинсон. Хилтон, Куинлан…



    Джек Хилтон на озере Редмайр. Он произвел на меня огромное впечатление и оказал большое влияние.

    Тим Пейсли. Все вы в то время пересекались друг с другом на разных водоемах. А с прошествием времени ваши имена стали легендой.

    Род Хатчинсон. Думаю, так вышло, потому что в то время было очень немного карповых водоемов. Энтузиасты карпфишинга неизбежно встречались в одних и тех же местах. До нас доходили слухи, что где-то водится крупная рыба — и мы оказывались там. Карпфишинг был в те годы «междусобойчиком». Наверное, тогда счет карпятников шел на сотни, но никак не на тысячи. Самые увлеченные люди – всегда самые вдохновляющие, не правда ли? У людей, которые стабильно ловят, учишься. Думаю, мы просто фанатично относились к тому, чтобы учиться чему-то, а потом делиться нашим опытом с остальными. Помню, в начале 70-х на озере Редмайр Джек Хилтон сказал мне, что знает 10 водоемов, где есть карпы весом около 14 кг (30 фунтов). Я ответил: «Ничего подобного! Я думал, их максимум шесть!» Карповых водоемов было так мало, что мы были готовы ехать куда угодно в надежде поймать крупного карпа. Вот так и получилось, что все энтузиасты каким-то образом встретились.

    Тим Пейсли. Благодаря энтузиазму и хорошим результатам тебе удалось попасть на Редмайр. Теперь с уверенностью можно сказать, что в то время это был лучший карповый водоем не только в Англии, но и в мире. Уже кое-что зная о твоей жизни и многолетней страсти к карпфишингу, я бы предположил, что именно Редмайр в то время дал тебе фору.

    Род Хатчинсон. Да, конечно. Но, говоря объективно, мои результаты на Редмайр реально не имели такого большого значения. Возьмите журналы того времени. Любой, кто попадал на Редмайр, отлично ловил. В синдикате было всего 10 рыбаков. Так что на самом деле ты не тягался силами с другими рыболовами, которые в синдикат не входили. Если провести параллель с настоящим… Скажем, на озере Рейнбоу – вы обязательно поймаете крупную рыбу, правда? В общем, это скорее о том, как оказаться в нужное время в нужном месте. Я всегда старался попасть на лучшие карповые водоемы в нужное время. Не поймите меня неправильно. Как вы знаете, я увлекался футболом. Так вот, ловить рыбу на озере Редмайр было по сути тем же, что играть в футбол на Уэмбли. Это была вершина карпфишинга, в те времена просто не было другого такого места, которое могло бы сравниться с этим озером. Когда вы оказывались там, то понимали, что находитесь в особенных обстоятельствах. И это понимание мотивировало выкладываться на полную.

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 2.jpg
Просмотров: 12
Размер:	53.1 Кб
ID:	46772

    Фото 2. Редмайр в начале 70-х. В то время я был членом синдиката.


    Тим Пейсли. Именно в то время вы впервые встретились с Крисом Йейтсом. Вы одновременно присоединились к синдикату. Мне очень нравится, что Крис писал об озере Редмайр. И ты тоже. У того времени, тогдашнего озера Редмайр свой необыкновенный ареол. Какие остались самые яркие воспоминания о том периоде – почти сорокалетней давности?

    Род Хатчинсон. Думаю, самые яркое воспоминание – то, что благодаря опыту Редмайра я понял, что существуют не два, а больше способов ловить карпа. Нужно понимать, что мне удалось попасть на Редмайр в то время благодаря тому, что я был очень успешным рыболовом, хотя и молодым. Возможно, я был самоуверен, что свойственно молодости, но я точно знал, что владею методом поимки карпа на любом водоеме с применением зерновых частиц. Я отточил свои умения на Pinetrees, очень сложном водоеме. Потом добивался успеха везде, куда бы ни поехал. Если быть полностью откровенным, я использовал в 10 раз больше прикормки, чем остальные. В наше время десятикилограммовое ведро – это немного. Но в то время, когда другие использовали горстку прикормки, несколько хлебных корок или полпинты опарышей, мое ведро с десятью килограммами семян клена, вики и конопли – это было много! Я экспериментировал с различными зерновыми составами, но в результате пришел к той смеси, которую использовал с самого начала и которая работала лучше всего. До попадания на Редмайр я использовал кленовые семена на водоеме Pinetrees. Именно там я пришел к этому составу зернового микса. Честно говоря, не думаю, что позже мне удалось изобрести что-то лучше. Я назвал его «Редмайр-микс». Он состоял из 3 частей кленовых семян, 2 частей вики и одной части конопли. Идея была в том, что когда рыба активна, можно использовать крупную насадку – кленовое семя. Если она менее активна – то среднего размера, вику. А если все совсем плохо, то коноплю. Это замечательная смесь. Мы с Молли недавно стали ловить на Рейнбоу. Как ты можешь догадаться, мы там совершенные новички. Но даже спустя столько лет, как думаешь, что мы попробовали прежде всего? Мы использовали там «Редмайр-микс» как основу. Мы все еще не «раскусили» это озеро, чтобы начать стабильно ловить, но мы знали с самого начала, что эта смесь удержит рыбу на участке и даст нам возможность поймать. И это мы говорим о миксе, который я использую более 40 лет! Причина того, что я начал экспериментировать с составом микса на озере Редмайр – обычное неверие в то, что выиграл «джек-пот» и подобрал лучшую прикормку с первого раза. Всегда нужно пробовать новое, чтобы попытаться найти лучшее. Но я уверен, что мы не сможем придумать лучшую комбинацию зерновых частиц. Разве что можно улучшить изначальный микс, добавив туда немного кукурузы, чтобы сделать его более ярким.



    Оглядываясь назад, я понимаю, что провел массу времени, разгуливая в нижнем белье по озеру Редмайр – прикармливая или вываживая рыбу.

    Тим Пейсли. Насколько я помню, некоторые твои эксперименты были связаны с моллюсками и креветками. Как они показали себя на озере Редмайр?

    Род Хатчинсон. Я поймал с их помощью несколько рыб. Но тогда на них сильно реагировали угри. У нас один за другим клевали угри – а это вовсе не то, что мы хотели.

    Тим Пейсли. Один вопрос по поводу того, что ты называешь «Редмайр-микс». Использовал ли ты входящие в него зерновые именно в смеси? Ведь когда применяешь частицы разной плотности и размеров, и забрасываешь их в воду рогаткой, они летят на разные расстояния.

    Род Хатчинсон.
    Нужно не забывать, что это Редмайр… Там можно было легко забросить корм на середину озера.

    Тим Пейсли. Но не коноплю! Это невозможно. То есть, у меня никогда не получалось.

    Род Хатчинсон. Нет… Мои любимые свимы были на дальнем берегу, а не возле парковки, ближе к островам. Там всегда можно было зайти в воду по крайней мере на 10 метров. Так что вопрос был только в одном: как заходить – в шортах или без. И без проблем положить прикормку в область центрального русла.

    Тим Пейсли. Так что «забрасывание» прикормки было на самом деле вовсе не забрасыванием, ты просто кормил с руки?

    Род Хатчинсон (задумался). Да, я использовал большой фартук для прикормки, и просто высыпал ее кучей.

    Тим Пейсли. И ты решил, что это привлекает рыбу? То, что ты заходишь в воду, баламутишь ил, сыпешь кучу всего на дно…

    Род Хатчинсон. Ну, мне так казалось. Я прикармливал русло, а потом рассыпал прикормку по моему пути назад к берегу. Получалась «дорожка» прикормки от берега до центра озера. Это работало. У меня часто случались поклевки сразу после таких прикормочных походов.

    Тим Пейсли. Ты очень скромен, когда говоришь о своих результатах на Редмайр. На самом деле твои уловы были выдающимися в сравнению с тем, как там ловили раньше.

    Род Хатчинсон. Во время моей первой поездки – не недельной, нет, я ни разу не проводил неделю на озере Редмайр, обычно трехдневные сессии, — в общем, кажется, мы с Крисом встретились во вторник, и до пятницы я поймал 17 рыб. Мне никогда не удавалось добиться таких результатов в Линкольншире! Моя тактика подходила под озеро Редмайр, я оказался в нужном месте в нужное время. Все дело было в том, что я просто хотел поймать карпа, а целились только на крупную рыбу. Я езжу на рыбалку, люблю ловить карпа, и крупных тоже, но я никогда не зацикливался именно на этом. Такая ловля — «вот именно та рыба, которую я хотел» — это не мой подход.

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 4.jpg
Просмотров: 5
Размер:	140.6 Кб
ID:	46773

    В то время на Редмайре было сложно определить вес рыбы. Многие чешуйчатые карпы были длинными и прогонистыми, и было невозможно понять, сколько весит тот монстр, на которого сейчас смотришь.

    Тим Пейсли. Эта мысль звучит во многих твоих текстах: звук сигнализатора для тебя важнее размера рыбы на том конце лески. Возвращаясь к тем временам. Поездка на Редмайр тогда была целой эпопеей, ведь тогда не было наших современных скоростных трасс.

    Род Хатчинсон. Конечно, тогда не было таких дорог. Когда я говорю кому-нибудь, что добирался до озера 7 часов на старом Moris Traveller, обычно мне не верят. И, конечно, у Traveller почти никогда не получалось доехать до места назначения с первого раза – он обязательно ломался где-нибудь возле Ноттингема!

    Тим Пейсли. В некотором роде участие в синдикате на озере Редмайр сильно повлияло на твою жизнь.

    Род Хатчинсон.
    Ну… да. Но у нас ведь только одна жизнь, правда? Что бы ни говорили, мы не знаем, что нас ждет. Нельзя предвидеть, что будет. Мне повезло, что мои родители были вместе до конца жизни моего отца, и ничего не менялось. Когда ты молод, то кажется, что вот так все в жизни и есть, ну или раньше так казалось, когда разводы были редкостью. Мне повезло, что у меня были способности в карповой ловле, и к ним присоединилась возможность ловить на лучшем водоеме страны. Честно говоря, я не думал тогда, что может быть что-то лучше этого. Я всегда думал, что есть только одна попытка, и нужно использовать единственный шанс. В те времена я не представлял, что может появиться Савай, или Касьен, или Ориент, или Шантеко, или Рейнбоу…

    Тим Пейсли. Но все же Редмайр был чем-то уникальным, да?

    Род Хатчинсон. Он был исключительным. В течение многих лет он вдохновлял такое множество людей, и продолжает вдохновлять. Теперь такое сложно представить. Мы с Крисом называли его «аквариумом». Дело не только в том, что там ловили одни и те же люди. Было здорово рыбачить рядом с Крисом, Джеком Хилтоном, Биллом Куинланом… Кроме того, можно было наблюдать, как они ловят. Какого бы уровня ты ни достиг, и как бы хорошо о себе ни думал, никогда не перестаешь учиться. Когда смотришь на то, как ловят лучшие рыболовы, перенимаешь у них их умения. Помню, кто-то однажды сказал: «Ну, в эти дни Джек Хилтон вряд ли смог бы быть так хорош, карпфишинг так далеко продвинулся…» Нет! Усовершенствовались оснастки, снаряжение. Любой новичок в карпфишинге имеет к этому доступ. Но главное другое: если ты понимаешь поведение карпа и его реакции, то вот тогда у тебя что-то получится. Когда Джек Хилтон был на вершине, он был очень целеустремленным и невероятно успешным рыбаком. Люди, которые вошли в число лучших, в любую эпоху делали бы все, что нужно, чтобы добиться таких результатов. То, что Джек был первым рыбаком, которому удалось поймать трех карпов около 14 кг (30 фунтов) – не совпадение. Он задался целью поймать крупную рыбу – и преуспел. Молодые карпятники не думают, что если бы Джек не нацелился на Редмайр, то этот водоем был бы потерян для карпфишинга в конце 60-х. Он был очень целеустремленным человеком. И его место в истории карпфишинга бесспорно.

    Тим Пейсли.
    Мне повезло взять интервью у Джека для книги «Карповый сезон» уже после того, как он бросил карпфишинг. Он – один из самых удивительных людей, которых мне приходилось встречать. Ты много ловил вместе с Крисом Йейтсом на озере Редмайр. О нем говорят, как о выдающемся, но эксцентричном человеке в мире карпфишинга. Использование бутылок из-под молока в качестве подставок для удочек и фольги в качестве индикаторов поклевки, и так далее. Даже до того, как ты познакомился с ним, тебя очень интересовал его подход.

    Род Хатчинсон. Мы с Крисом переписывались около полугода перед тем, как я впервые попал на Редмайр. Мы оба знали, что присоединимся к синдикату в следующем году. Мы обсуждали планы по тактике ловли на озере. Я рассказал ему о зерновых. Было сложно сопоставить наши подходы с реальной обстановкой на озере. Мало кто о нем писал. Синдикат был очень маленьким, и почти никто не писал о методах и результатах ловли. Джек Хилтон написал странную статью в журнал Angling Times, или Mail, но реально мы ничего не знали о том, что там происходит. Предыстория такова: за год до того, как мы с Крисом присоединились к синдикату, за весь сезон там поймали всего 6 рыб. Мы слышали, что местные рыболовы отошли от ловли на опарыша. Я тоже уже прошел через это на Pinetrees , и перестал ловить на опарыша. Когда я спросил Криса, как он собирается ловить на Редмайре, он ответил, что собирается ловить на мушки! Я подумал: «Боже мой, с ума сойти…» Тут нужно уточнить. Один из мифов того времени гласит, что мы ловили на множество удилищ. Однако на самом деле в то время на любом карповом водоеме можно было ловить максимум на два удищиа. Кроме Редмайра, где можно было ловить на 4! Ни у кого не было больше двух удилищ! У меня было два Mk IV Avon , они служили мне карповыми удочками, и матчевая удочка Apollo Taperflash. Потом Крис благодаря своему писательскому таланту убедил меня купить нахлыстовое удилище. Вот такой у меня был арсенал, когда я приехал на Редмайр. Я не то чтобы много общался с любителями нахлыста, хотя бы потому что каждый канал в Линкольншире кишит форелью. Это действительно легкая добыча: ты забрасываешь червя и все, поймал! Так что меня никогда не увлекал нахлыст. Когда мы, наконец, попали на Редмайр, то стали на плотине. Удивительно: вот место, о котором ты слышал, читал, и ты находишься там и знаешь, что где-то там, возможно, плавает рекордный карп… Это как Барселона в европейском футболе: впереди всех. Мы сидели на плотине и смотрели, как карпы активничают около поверхности. И Крис сказал: «Я должен забросить удочку!» Он побежал к машине, достал свое нахлыстовое удилище, и забросил штуку, похожую на плавающего цыпленка! Это выглядело так, будто кто-то подстрелил голубя, и теперь он плавает пузом вверх на поверхности!

    Тим Пейсли. Когда ты говоришь «цыпленка», ты же не имеешь в виду это милое желтое пушистое существо? Ты говоришь о чем-то большем по размеру!

    Род Хатчинсон. Да, намного больше. Это выглядело, как большой комок шерсти и волос, но, верьте или нет, карп попытался взять его! Я не буду продолжать. Крис, конечно, мог поймать какого-то безумного карпа подобным способом. Но было бы гораздо проще использовать нахлыстовую леску с корочкой хлеба на конце. Я же в то время применял сладкую пшеницу «Sugar Puffs». Эти штуки тонут где-то через 5 минут, но при этом все равно являются отличной плавающей насадкой.

    Тим Пейсли. Получалось ли у тебя тогда ловить с поверхности?

    Род Хатчинсон. Да, мы ловили с поверхности. На хлебную корку. Нам говорили, что хлебная корка не годится, потому что привлекает только мелкую рыбу. В то время, когда мы ловили на Редмайре, там была самая высокая плотность рыбы за всю историю. Были сотни хороших рыб, а чтобы поймать крупного карпа, нужно было просто предложить им еды… Они все еще клевали на хлеб и на опарыша.



    Удачная рыбалка на Редмайре с применением зерновых частиц

    Тим Пейсли. Вспомним твои замечательные результаты на Редмайре. «Редмайр-микс» — был ли он селективным, помогал ли отсекать мелкую рыбу и ловить более крупного карпа?

    Род Хатчинсон. Ну, с его применением, конечно, получилось поймать больше крупной рыбы. Двадцать фунтов (9 кг) – это была точка отсчета. С применением «Редмайр-микса» удалось поймать и значительно более крупную рыбу. Но и мелкую тоже. Но все-таки больше крупной.

    Тим Пейсли. А Йетс в это время делал ставку на сладкую кукурузу.

    Род Хатчинсон. Не скажу, что он только на сладкую кукурузу ловил. Мы обсуждали ее и применяли, но я не был в ней уверен. У меня была возможность достать тонны такой кукурузы со склада на работе. Возможно, я просто переборщил с количеством, когда пробовал применять ее на других водоемах. Возможно, я что-то делал не так, но лини всегда добирались до нее первой. В моем представлении она была отличной прикормкой и насадкой для ловли линя. Но с Редмайром было по-другому. На то время это был единственный водоем, где не было сорной рыбы. Здесь нужно учитывать все факторы. Лещ, линь и плотва любят сладкую кукурузу. Если в водоеме плотность сорной рыбы выше, чем плотность карпов – именно ее вы и будете ловить. Отсутствие сорной рыбы – кроме угрей и пескарей – вот одна из тех вещей, которые определили уникальность Редмайра.

    Тим Пейсли. Ты много рыбачил с Крисом Йейтсом, который поймал на Редмайре не одного монстра. Ты ловил вместе с Хилтоном, который рассказывал о карпе длиной больше метра. Помню, где-то у тебя читал, будто огромная рыба показывалась у поверхности в секторе «Ивовая тропа», и по твоим словам это была рыба «размером превышающая человека». Какие у тебя остались воспоминания о монстрах Редмайра?

    Род Хатчинсон. Это было на самом деле. Я сразу позвонил Джеку, чтобы поделиться с ним увиденным. В те времена Джек опубликовал историю о том, что он видел этого монстра. И это было правдой. Я не подвергал сомнениям рассказы Джека, потому что в те времена, отправляясь на Редмайр, мы все мечтали о том, что там действительно скрываются такие рыбы. Я никогда не ездил на водоем с целью поймать конкретную рыбу. И вообще никогда не относился к тем людям, которые определяют для себя целевых рыб для поимки. Меня больше всего восхищали и волновали неизвестные рыбы, и именно они, как я всегда надеялся, и были самыми большими. Бывают карпятники-реалисты, а бывают мечтатели. Джек Хилтон, а потом и Ричи (Макдональд) были рыбаками, которые целились на определенный тип рыбы. Джек был очень, очень успешным, но его поле зрения ограничивалось одной рыбой. Наверное, он поймал на Редмайре гораздо больше рыб, чем рассказывал. Он мог вывести рыбу, а потом вынуть у нее крючок из губы прямо в воде, без фотографирования, потому что эта рыба не соответствовала тому, что он ожидал. Я же никогда не был строго ориентирован на трофейную ловлю. А потом вдруг наступил тот самый день. Это был конец сентября или начало октября. Шел дождь. И вдруг тот самый чешуйчатый монстр показался вблизи плотины. Я не мог поверить своим глазам. Той рыбалкой я закрывал сезон. Закрытие сложилось удачно: в течение часа я поймал 3 хороших рыб. Боб Джонс сфотографировал меня с уловом. В тот же день я увидел того монстра.

    Я позвонил Джеку и сказал: «Я верю в твою историю!»

    Это была аномально длинная рыба. Мне казалось, ее длина была по меньшей мере 120 см. Нужно немного уточнить, чтобы вы поняли всю необычность этого. В наше время многие ловили карпов около 20 кг, даже около 30 кг, но совсем немногие из них были настолько длинными!

    Джек ответил: «Я рад, что ты тоже видел ее. Я писал, что ее длина 120 см, но на самом деле мне казалось, что там все полтора метра!»

    Это было прекрасное время. Замечательные три года, а один из них вообще потрясающий. Карпа на Редмайре было очень много. Конечно, известно, что Джек немного преувеличивал. Думаю, мы попали на Редмайр немного позже момента его наивысшего расцвета, наверное, через три или четыре года. В водоеме наблюдался демографический взрыв, некоторые карпы становились длинными и худыми, как речная рыба. Так что да, я видел карпа длиной 120 см. Но мне бы не хотелось даже пытаться предположить, сколько он весил. К наблюдению Хилтона все отнеслись очень скептически. Говорили, что рыба такой длины должна весить больше 50 кг. Но не думаю, что это было так. Я видел эту рыбу; ее видели другие, но ни разу не ловили. Так что ее вес остается загадкой.

    Тим Пейсли. Кстати, Лес Бамфорд, который сейчас живет в одном из коттеджей и управляет водоемом вместе с Ричардсонами, и его судебный пристав – все они периодически видят там огромного чешуйчатого карпа. Они также убеждены, что линейный карп-монстр, которого поймал Дик Уэйл, до сих пор живет в водоеме. Поэтому я возвращаюсь туда каждый год, все еще надеясь поймать монстра Редмайра!

    Думаю, ни для кого не секрет, что тебя выгнали из синдиката на Редмайре. Однако причины этого покрыты туманом времени. Видишь ли ты возможность обсудить этот момент?

    Род Хатчинсон. Да, подробно я это никогда не обсуждал, прежде всего потому что об этом лучше забыть! Будем честными. Я получил пять предупреждений прежде, чем меня выгнали. Так что это не было неожиданностью. Прежде всего, на меня жаловались в связи с использованием несоответствующего снаряжения. Если оно действительно и было таковым, то я уже объяснял причину! В те дни, в отличие от настоящего времени, у нас просто не было четырех разных наборов снаряжения для разных условий. Да и применять их было особо негде. Второе предупреждение я получил за парковку на плотине. Я сожалел об этом, но не знал, что правилами это запрещалось. Я видел, как другой член синдиката перевозил снаряжение на машине через плотину, а потом припарковался на дальнем конце плотины. Так что я думал – это разрешено! Третье предупреждение, болезненное для меня, было получено за то, что я не убрал после себя в туалете. И вот это было неправдой. Я ловил в компании с еще двумя людьми, и мы все убирали за собой.

    Тим Пейсли.
    Не знаю, получал ли ты за это предупреждение… Но среди карпов, пойманных на Редмайре, есть один, поимка которого приписывается двоим: тебе и Бобу Джонсу. Зеркальный карп весом около 12 кг. Дело в том, что карп клюнул на твое удилище, но тебя просто не могли разбудить на вываживание! Сейчас это может звучать удивительным. Но в те времена, когда сигнализаторы еще не были так надежны, рыбаки доводили себя до истощения, пытаясь не спать дни и ночи напролет, чтобы не пропустить поклевку. Иначе они могли о ней не узнать, поскольку сигнализатор просто молчал.

    Род Хатчинсон. Вот все было очень просто. Действительно, мы ловили до тех пор, пока глаза не вылезали из орбит. Это было мучительно тяжело. Но, как ты правильно сказал, на большинство тогдашних сигнализаторов просто нельзя было положиться. Лично я начинал чувствовать себя хуже всего где-то около полудня. Меня полностью покидали силы, и иногда я просто отрубался. Вот это и произошло. Но нет, за это я предупреждения не получал.

    Тим Пейсли. Так что же было последней каплей?

    Род Хатчинсон. На самом деле, я не знаю. Знаю только, что предлогом стала якобы ссора с человеком, который жил в одном из коттеджей. Но это было несправедливым обвинением. Мы с Крисом знали того человека и периодически заходили к нему на чай. Не знаю, кто с ним поссорился, но это точно был не я. У того парня была другая машина, он был ниже ростом и черноволосый. Думаю, просто мое время пришло. Я не был первым и, конечно, не был последним, кого попросили покинуть синдикат на Редмайре! По разным причинам многих рыболовов в 70-е годы исключали из синдиката. Я провел там три замечательных года: в то время я сильно переживал по поводу того, что меня исключили, меня даже посещали мысли бросить карпфишинг, но в итоге все повернулось к лучшему. То было особенное место и у меня о нем остались особые воспоминания. Я бы ни за что не отказался от возможности ловить там, если бы пришлось делать выбор снова, и до сих пор чувствую: это честь, что мне выпала возможность ловить рыбу на Редмайре.



    Карп 14,5 кг. Cамая крупная рыба, пойманная мной на Редмайре. Но уверен, что еще более крупная рыба сошла!

    Тим Пейсли. Период времени после Редмайра — 70-е годы — описан в твоей книге «Карповый путь». Предположительно тогда в Кенте ты познакомился с Фредом Уилтоном.

    Род Хатчинсон. Да, все так. Думаю, то время было наиболее продуктивным. После того, как вас выкинули с Редмайра, вы снова пытаетесь найти что-то хорошее. Но никто ничего не рассказывал о своих водоемах! В 70-е годы я ловил на бесчисленном количестве разных водоемов. И хотя Савай чуть позже стал чем-то совершенно особенным для всех нас, именно благодаря водоему Джонсон у меня произошла масса событий и перемен.

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: 2a.jpg
Просмотров: 11
Размер:	47.9 Кб
ID:	46774

    Джонсонс – то место, благодаря которому со мной произошла масса событий и перемен.

    Тим Пейсли. И это возвращает нас к тому вопросу, который я хотел задать! С учетом того успеха, которого ты добился с применением зерновых частиц на Редмайре и в других местах, ты очень быстро переключился на эксперименты со специальными добавками, аттрактантами и ингредиентами для прикормок. Видимо, это было связано с обстоятельствами и людьми, с которыми ты столкнулся в Кенте.

    Род Хатчинсон. Я бы сказал, что это началось еще во время ловли на Редмайре. Когда я ушел, кроме Кевина Клиффорда к синдикату присоединились друзья Фреда Уилтона, включая Роя Джонсона. Во время встреч с Фредом мы обсуждали то, чем он занимался. Я знал, что его прикормки станут работать в местах вроде Редмайра. Еще Джек Хилтон начал эксперименты со «специальными» прикормками. Знаю, что на одну из рыбалок он взял корм для собак Minced Morsels, или Purina – оригинальный, который считался чем-то наподобие тонущего пеллета. Я был уверен, что он должен работать. Однако Джек не испытал его заранее, и вдруг выяснилось, что он был полон воздуха и плавал! Думаю, что тактика прикармливания Джека была не менее важна, чем насадка. Наши тогдашние способы и тактики прикармливания теперь стали почти каноническими в донной ловле.

    Тим Пейсли. Но ты лучше других знаешь, что некоторые насадки и прикормки работают лучше других. Например, на главу о прикормках из твоей книги «Карп: вдохновение» была очень острая реакция, вплоть до того, что некоторые требовали, чтобы ты написал еще одну книгу об этом. Думаю, что в наши времена люди чаще просто звонят по телефону и заказывают себе пачку готовых бойлов. В то же время существует много людей, которые пытаются глубоко разобраться в этой сфере, чтобы сделать собственную эффективную приманку. Когда мы составляли «Вдохновение», ты упоминал о рыбалке с Аланом Смитом в Бруклендсе. Интересовала ли тебя в то время тема приманок и обсуждал ли ты это с Аланом?

    Род Хатчинсон. Да, я очень много обсуждал карпфишинг с Аланом. Мы говорили обо всем, что связано с карповой ловлей. Взгляды Алана на приманки были похожи на мои собственные. Фреду пришла идея питательности приманки. После этого все упиралось в то, каким именно способом разные люди интепретировали и реализовывали эту идею. В то время впервые появились рыбные высокопитательные ингредиенты в противоположность молочным. Корм для кошек стал популярной базой для приманок. Кстати, о корме для кошек. Если бы вы родились в Гримсби и тем более работали бы там в доках, то вы знали бы, что там доступны тысячи тонн рыбных субпродуктов. Половина из них уходит на корма для кошек и половина на фабрики, которые производят рыбную муку. Еще в те времена звучали предположения, что лучшей приманкой для ловли карпа будет такая приманка, которая больше остальных подойдет карпу. То есть, подойдет для переваривания и по составу. Речь не только о протеинах: это витамины и минералы, масла. Полный набор.

    Тим Пейсли. Можно ли сказать, что после общения с Фредом, в период, когда ты разделял его идеи о приманках, ты все же не был полностью согласен с его взглядами на то, какие именно ингредиенты для приманок были бы лучшими?

    Род Хатчинсон. Да, все так и есть.

    Тим Пейсли. Всегда ли ты взвешивал и обдумывал соотношение ингредиентов, когда разрабатывал новую приманку и соединял все составляющие в одно?

    Род Хатчинсон.
    Я всегда в больших количествах использовал рыбные протеины, чем молочные. Но никогда не просчитывал проценты и соотношения для разных ингредиентов. Мне нравилось сделать бойл, который ощущался правильным. В плане рыбной муки — было сложно сделать бойл, который хорошо бы скатывался и приготавливался, и при этом содержал бы больше 50-60 процентов рыбной муки. Я всегда чувствовал, что рыбные протеины и масла – это жизненно важная часть микса. Бывают ситуации, когда сухая составляющая очень важна, особенно в холодной воде. Природные потребности рыбы хорошо изучены. Все, что мы можем – это стремиться соответствовать этим потребностям. Надеюсь, что у нас это где-то получается.



    Джонсонс

    Тим Пейсли. В 70-е годы многие вступили на путь исследования ароматики и вкусов. Но, читая твои материалы того времени, видишь, что ты углубился в этот вопрос сильнее остальных. Особенно что касается причин того, почему тот или иной аромат\вкус должен работать. Ты стремился получить «обоснованный» аромат, исходя из некой концепции или идеи, из знания того, что он станет работать. С чего ты начинал, приступая к разработке собственных линеек?

    Род Хатчинсон. Есть две вещи. Первая. Я наблюдал за поведением карпов и понял, что они чем-то схожи с коровами, которые всегда жуют жвачку: они будут есть даже собственные фекалии. Прежде всего это о том, как именно карпы распознают пищу. В наши времена этот вопрос сродни вопросу «почему карпы едят пластик»? Думаю, они принимают любую органику за пищу и пробуют ее. Я не говорю, что у них совсем нет разборчивости. Если «еда» пахнет правильно, карп попробует ее, но если она не придется по вкусу, то выплюнет. Не знаю, упоминал ли я этот случай в печати. Одна вещь, которая меня поразила, случилась на озере Касьен в 1984 году. Я поймал карпа весом около 26 кг – на тот момент мой личный рекорд. И вдруг из его анального отверстия вышла наружу абсолютно целая ракушка! Или по крайней мере ее панцирь. Весь кератин, весь неперевариваемый протеин был на месте. А вся внутренность исчезла, вся мякоть ракушки была съедена. Карп – водяная корова. Он переваривает пищу несколько раз. Он будет подбирать ее и во второй, и в третий раз. Думаю, именно это происходит с тигровым орехом. У него нет ферментов, которые могли бы переварить эту пищу за один раз.

    Возвращаясь к 70-м и ароматике\вкусам. Я думал о том, каким образом карп обнаруживает пищу, и понял, что это происходит благодаря некой аттрактивности, притяжению. Их привлекали фекалии их живой добычи. Вот в этом направлении я думал при разработке таких приманок, как Monster Crab, Shellfish Sense Appeal и некоторых других. Они стали очень успешными и эффективными.

    Тим Пейсли. Да, я понял, как ты мыслил, разрабатывая эти приманки. Но в своей книге ты описываешь еще разработку Chocolate Malt. Ты основал его на Horlicks или Ovaltine – имея в виду, что этот ингредиент простимулирует карпа питаться. Почему ты решил, что Horlicks может сыграть такую роль?

    Род Хатчинсон. Тут было два момента. Один касался процесса ферментации. Что происходит во время ферментации? В морепродуктах вы получаете ферментированных креветок. В оригинальной версии Monster Crab’а присутствовал ферментированный краб. Ферментация разрушает белок, благодаря чему облегчается процесс переваривания пищи. Ну, или карп воспринимает эту пищу как более «легкую». Создается впечатление «полупереваренной» пищи. Scopex – то же самое, но с фруктами и овощами. На этой стадии крахмалы превращаются в алкоголь; на этой стадии животным становится легче их переварить. Scopex, Mulberry и другие – все они возникли из одной и той же идеи. Нужно добавить в приманку что-то такое, что будет сообщать о том, что его легче переварить, что он «наиболее съедобен» — с точки зрения карпа.

    Тим Пейсли. Эти приманки – классика, проверенная временем. Значит, они возникли на основе твоей идеи о том, что именно должен делать рабочий состав: что он должен передать карпу информацию — «это пища»?

    Род Хатчинсон. Тут есть кое-что, в чем я не уверен. И это самое сложное. Сейчас, когда люди ловят на пенки, пластик и тому подобное, для определения этого, видимо, существуют лучшие слова. Но в свое время я называл это «значением новизны». Я был одним из первых, кто стал ловить на поп-апы. И еще в то время я говорил, что их успех может быть связан с их новизной для карпа, с тем, что мы предлагаем что-то отличающееся от привычного. В то же время я действительно думаю, что карпы пробуют все на предмет съедобности. Думаю, пластик распознается рыбой как органика: в нем содержатся некоторые химические элементы, о которых Ли Джексон говорил в книге «Вдохновение». В то время я считал себя «немного» ученым, я не так давно закончил обучение и еще не успел все забыть, так что пытался смотреть на приманки с логической точки зрения.

    Тим Пейсли. В связи с ароматами\вкусами ты упомянул водоем Уейвни. В то время и я интересовался приманками, и следил за твоими идеями с большим интересом. Помню, что на ниве ароматов и аттрактантов твои мысли развивались в связи с некоторыми значительными публикациями из этой области, в частности, American Loeb Report, Lowestaff Institute Research.

    Род Хатчинсон. Loeb Report был основан на исследовании трески. Все это было связано с недостатком морских червей для рыболовов. Морская рыбалка тогда была очень популярна. Я тоже был увлечен ею, но были некоторые сложности. После выкапывания морских червей на берегу оставались траншеи, и в них проваливались лошади, так что был нужен какой-то контроль. Одна из больших рыболовных компаний проспонсировала исследование по возможности производства искусственного морского червя. Это заставило людей обратить свой взгляд на аминокислоты и основы аттрактивности. Если у тебя остались газеты того времени, то ты можешь увидеть, что там ссылались на Loeb Report. Я прочитал Loeb Report. Там описывались вещи, которые заставляли задуматься. Половина ароматов там ассоциировалась гниением, органическими штуками. Все это заставило меня задуматься об аттрактивности морских червей и обратить внимание на их фекалии. Я не мог представить, как аминокислоты сами по себе могли быть аттрактивными, ведь они растворимы. Вы потеете, ваше тело излучает тепло, и все это выдает ваше присутствие. Так что в контексте морских червей я предположил, что если они и выделяют аминокислоты, то через свои фекалии. В природе, и в море, каждый является чьей-то добычей. Все пытаются спрятаться. Креветки, крабы, даже морские угри прячутся. В пресной воде прячется мотыль. Чем вы выдаете свое присутствие в то время, когда пытаетесь скрыться? Не будем ходить вокруг да около: своими испражнениями!

    Тим Пейсли. Благодаря приличной школьной подготовке и живому интересу к предмету, ты пришел к разработке собственных приманок с использованием научного подхода. Не просто выбирать новый вид сыра, или клена, или клубники из списка запахов. Обсуждал ли ты свои приманки с Фредом на научном уровне, ведь мы знаем, что в науке он не был так силен, да?

    Род Хатчинсон. Есть кое-что, о чем люди пока не знают. Только трое знают об этом, и один из них Кевин Нэш! Когда я ездил в Кент, самые интересные разговоры о приманках происходили с Фредом и Барри Рикардсом. Последний был преподавателем в Кембридже. Еще был Мартин Гэй, кажется, тоже из университета. Было большим удовольствием говорить с этими людьми о приманках. Я говорил им, что есть вещи, которых я никак не мог понять. Потому что это были вещи, которых мы не знали. Не уверен, знаем ли мы сейчас, но уж точно знаем намного больше, чем тогда. Что касается запахов. Я не мог понять, работают ли они в воде так же, как в воздухе. Спасибо Барри Рикардсу и Мартину Гэю, которые дали мне возможность посещать лекции в Кембридже. В то время свой бизнес еще не был моей основной работой. Я мог приехать домой на выходные, собрать все заказы, отправить их, и потом заниматься другой работой два или три дня. Первые года два я работал в строительной сфере. Даже в то время, когда начал ловить на Савае, я все еще продолжал этим заниматься. Потом ехал домой, делал Seafood Blend за пару ночей и отправлял заказы. В течение года я посещал лекции в Кембридже, в основном по теме аминокислот и феромонов. Мы выходили на новый этап в сфере ароматов\вкусов и аттрактантов. А в карпфишинге всегда есть хотя бы 10 человек настолько же сумасшедших, как и ты сам! Если ты работаешь над чем-то, то над тем же самым будут работать еще 10 человек. Нет ничего полностью оригинального. Как я говорил раньше, большинство карповых оснасток произошли от наиболее успешных морских оснасток. Даже с волосяной оснасткой так. Ты можешь подумать, что тебе пришла в голову совершенно новая идея, но выяснится, что кто-то еще уже думал об этом раньше.

    Тим Пейсли. Будет справедливым сказать, что карповые приманки стали целой новой наукой, начиная с 70-х годов. Те идеи, которые пришли в карпфишинг в то время, раньше в этой сфере не применялись. Продолжая разговор о вкусах и ароматах. После университета вы сошлись со специалистом в этом вопросе Питером Райнером, потом с разработчиками вкусов Barnett and Fosters, чтобы узнать больше о научной разработке вкусов и ароматов.

    Род Хатчинсон. Мы работали с Питером в течение двух потрясающих лет. Я узнал за это время кучу всего. В результате нашего сотрудничества появились Monster Carp, Shellfish Sense Appeal, Chocolate Malt, Scopex, Maplecream (“cream” – это был Scopex), то есть, это была смесь Maple (клена) и Scopex — «загадки». Скопекс был основан на аромате герани. Его использовали в форме масляной эссенции. Это был один из самых любимых аттрактантов Питера. Думаю, гераневую эссенцию придумал Фред Уилтон. Я был убежден, что аттрактанты должны заставить карпа брать нашу приманку в первую очередь, иначе это не аттрактанты. По моему мнению, если приманка не пахнет едой, то карп не станет ее пробовать. Чем более привлекательным был аттрактант, тем более вероятным становился тот факт, что карп все-таки возьмет нашу приманку в первую очередь.

    Я работал с Питером Райнером два года. Потом он перешел в другую компанию, которая изучала заменители белка. В то время эта тема интересовала всех, всю индустрию питания. Тонны и тонны сои использовались в приманках. Существовало четыре типа основных белков для человека: молочные, мясные, рыбные и яичные, но в кормах для животных все было намного разнообразнее. Как можно снабжать скот и домашних животных белками круглый год? Появлялись доступные альтернативы. Заменители соевых белков, рыбных. Особенно меня интересовал заменитель дрожжевого белка. Питер Райнер стал исполнительным директором этой компании. Мы стали экспериментировать с ароматами и дрожжевыми белками. Белки брожения всегда работали. Мы применяли PYM и другие пивные дрожжи вроде Yestamine. Оригинальная высокопротеиновая приманка базировалась на PYM. Дрожжи всегда работали! Первым миксом такого типа был Ultraspice, отличная вещь. Мы ароматизировали его мармитом и чесноком и… еще один элемент я не буду называть, потому что не могу! Все ингредиенты были протестированы на собаках. Изначально они были изготовлены как корма для животных, но мы адаптировали их под карповую индустрию.



    Несколько очень успешных ароматов, которые я разработал в сотрудничестве с Питером Райнером

    Тим Пейсли. Давай вернемся в 70-е и начало 80-х. В то время ты активно занимался разработкой собственных приманок и исследованиями в этой области. Ты разрабатывал очень эффективные приманки. Мы не будем много говорить здесь об этом, поскольку я уже описывал это раньше в Carp Leader. Но Ричард Уильямс заявил в печати, что он помогал тебе в разработке всех твоих оригинальных приманок.

    Род Хатчинсон. Боюсь, это не так. Я познакомился с Ричардом не так давно, в последние годы, когда он стал членом синдиката на Уолдвью. Почему он сказал то, что сказал – не знаю. Он никогда не принимал никакого участия в процессе разработки моих приманок. Могу предположить, что его неверно процитировали. Его приманки – это не оригинальные приманки Хатча. Они были собственностью Catchum Products, которую затем приобрел Кевин Нэш. Поэтому я не могу поделиться детальной информацией по поводу этих приманок.

    Тим Пейсли. 70-е годы были очень продуктивным и влиятельным временем. В конце 70-х ведущие карпятники – лучшие умы, лучшие «технари» — сошлись вместе на водоеме Савай. То, что происходило там, для меня выглядит как вершина, апогей в истории карпфишинга. Чувствовалась ли тогда, в то время вся важность происходящего?

    Род Хатчисон. В то время нет, но уже года три-четыре спустя – да. Даже тогда я уже был не так молод – мне было хорошо за 30, но мой ум был молод и сосредоточен на карпфишинге. Там были и молодые парни, и очень опытные карпятники: Ленни Мидлтон, Джон Бейкер, Кевин Мэддокс, Энди Кэллок, Энди Литтл, Боб Моррис, Джон Ричардс… Я могу продолжать бесконечно. Многие из них получили свой первый бесценный опыт и навыки на Waveney. Такие себе «Парни из Waveney». Савай был тем местом, где люди пробовали все. Это был удивительный водоем. Обычно вы ловили запрессованную рыбу на небольших водоемах. И когда вы переносили свои совершенные методы ловли на большой водоем, оказывалось, что тут самое главное найти рыбу. Если вы можете обнаружить рыбу – вы поймаете, потому что они там сравнительно наивны. У меня все было немного не так, как у большинства, потому что я отошел от Waveney и в течение 4 лет ловил на больших гравийных карьерах. И только потом поехал на Савай, так что я больше ориентировался в вопросе поиска места ловли, чем некоторые другие парни. К тому времени, как мы поехали на Савай, мы уже знали, на что именно эффективно ловить карпа.



    К тому времени, как мы поехали на Савай, мы уже знали, на что именно эффективно ловить карпа

    Тим Пейсли.
    Мне кажется, от синдиката Савай исходила какая-то почти семейная аура. Кажется, таких ощущений не возникало ни на одном из водоемов такого уровня. Как для водоема, на берегу которого писалась история карпфишинга, та дружеская атмосфера была удивительна. Это ощущение проходит через всю книгу «Карп наносит ответный удар».

    Род Хатчинсон. Да, все так и было на самом деле. Самое замечательное было то, что там не было той самой единственной целевой рыбы, которую каждый мечтал поймать. Была неизвестность и тайна. Мы не знали, что скрывают воды этого водоема. По правде говоря, таким же был и Харроу – тоже никто не знал, что он скрывает в себе. Тогда существовали гравийные карьеры, которые зарыбили несколькими карпами много лет назад. На Савае каждый учился друг у друга. Постепенно слух о том, что в некоторых участках ловится карп, распространился. В первый год мы могли ловить рыбу только на Canal Bank, а на второй уже по всему водоему. Ностальгия по тем дням есть не только у меня. Мартин Локи недавно сказал мне, что больше никогда не переживал ничего подобного. Это было яркое время, и рыбалка тоже. И большинство рыболовов помогали друг другу.

    Тим Пейсли. Спасибо за интервью, Род. В следующий раз мы продолжим разговор о Савае и о том, что последовало после него.

    Продолжение следует

    Перевод: Анастасия Афанасьева, Texnokarp Team
    Texnokarp. www.texnokarp.com

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Переводы с английского
    от Michael в разделе Байки о рыбалке
    Ответов: 9
    Последнее сообщение: 01.12.2006, 21:15

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •