Показано с 1 по 4 из 4

Тема: Рассказуха!

  1. #1

    Рассказуха!

    По многочисленным просьбам рыбачков открывается тема, где Вы можете выкладывать свои рассказы. Попробуйте показать литературный талант!
    С уважением, Игорь.

  2. #2
    Регистрация
    18.05.2013
    Адрес
    Барнаул Алтайский край
    Возраст
    47
    Сообщений
    45
    Вес репутации
    5452243
    Вам знакомо ощущение, возникающее при встрече старых знакомых? Тех, кого не видели лет сто, а вот тут случайно встретились? Становится как-то неудобно, когда на вопрос «что нового?» ответить нечего, хотя, со времен последней вашей встречи новое у вас – все. Бывают моменты, когда вам даже неприятно, что именно здесь и сейчас вы встретились, будто вас застали за чем-то неприличным вроде подглядывания в замочную скважину женской раздевалки.
    Бывает наоборот, когда вам приятно, стоя вместе под ледяным осенним дождем , вспомнить как вы вместе в детстве ходили на речку глазеть на девчонок или как вас, впервые напившихся грубой, но честной водки, застукала директриса и вызвала родителей. Стоишь, смотришь, как изменился человек, и насмешливо-смущенно улыбаешься.

    В тот год декабрь был уж совсем сентиментальным. Заканчивалась первая треть его жизни, а снегом еще и не пахло. Шел сопливый ледяной и хмурый дождь. Люди, годами приученные, что зима – это снег хлопьями и серая слякоть, надевали дубленки и аляски, мех которых тут же намокал и противно щекотал ледяными волосками затылок.
    Который раз, проснувшись в 7 утра, я проклял понедельник, собрался и вышел из подъезда навстречу серому дню. Пока дошел до остановки – продрог, да и холодные капли, стекающие за шиворот – не лучшее развлечение. Быстренько совершил утренний ритуал – купил пачку золотой «Явы» - и спрятался под козырек остановки.
    И тут я увидел Костю. Не помню его фамилию, все называли его не иначе как Костыль. Парень на пару лет младше меня, худой как щепка, темноволосый, с насмешливо – смущенной улыбкой.
    -О, даров! Как оно?
    - Даров, а ты тут какими судьбами?
    - Даа… - Костыль замялся – по делам тут еду… ну, что нового-то у тебя? Как жена? На каком уже месяце?
    - Да все в норме, на шестом уже, растем потиху, - улыбнулся я, - сам-то как?
    - Ты знаешь, все как обычно, - уставился на свои потертые ботинки Костыль, шаркая ногой по асфальту. Вечная его привычка, - а помнишь, как мы на дачу ломанули?
    Да, дачу я помнил. Пили в Новоалтайке во дворе разбавленный спирт, запивая разведенным вареньем. Человек десять нас было. В районе где-то часа ночи у кого-то созрела идея типа «нафиг нам этот мегаполис, айда на природу!». Я ухитрился вызвонить знакомых девушек – хозяек дачи, они ухитрились вызвонить своего знакомого парня – хозяина «УАЗа -Буханки» и в течение часа участь дачного поселка была предрешена. Пили и веселились всю ночь. Помню, Макс гонялся за Костылем по всей даче, норовя угодить ему по башке кроссовкой, Костыль убегал и на ходу вежливо материл преследователя…
    Самое интересное, что когда мы ехали на эту дачу, шел такой же мерзкий дождь. А проснувшись на следующее утро, мы увидели за окном белый, как простыня горской девушки до свадьбы, чистый снег. Возвращались домой на электричке, ошалевшие то ли с похмелья, то ли от этого искреннего снега.

    Вспоминали с Костылем наши совместные проделки довольно долго, когда подошел мой автобус, он посмотрел на меня, смущенно улыбнувшись, и я решил подождать следующего. Проболтали с ним еще минут пятнадцать, но пора было уже ехать. Тепло попрощавшись с Костяном, я сел в транспорт.
    Через пару перекрестков автобус стал намертво. Люди шумели и возмущались, кто-то начал долбить в двери. Водитель наконец-то их открыл, и, бормоча под нос, вместе с пассажирами вылез посмотреть что произошло. Впереди была огромная пробка. Шум, гам, крики. Оказалось, на перекрестке в автобус, который я пропустил из-за Костыля, со всей дури врезался МАЗ. Водитель то ли недоспал во время загрузки, то ли спешил поскорей разгрузиться – и врезался в автобус как древнеримский таран в ворота осаждаемой крепости. Автобус лежал на боку, по диагонали перекрестка, из него текло масло и солярка. Прямо на проезжей части лежали люди, из них текла кровь. Некоторых из них уже накрыли простынями подоспевшие врачи, некоторых уносили на матерчатых носилках в постоянно подъезжавшие машины «Скорой Помощи». Вокруг валялись разбитые стекла, куски пластмассы, непонятные железяки. Я обратил внимание, что на одной из них налипла кровь и чьи-то волосы. Люди сидели прямо на асфальте и, схватившись за разбитые, окровавленные головы, выли. Бросились в глаза раскатившиеся по земле, по дикому яркие в утреннем сумраке и в копоти аварии, полу раздавленные мандарины из чьей-то сумки.
    Мы простояли еще с полчаса, пока не расчистили перекресток и не наладилось движение. Едя в смолкшем, напуганном автобусе, я думал: «а ведь поедь я пораньше, меня б тоже вот так на носилках.… Спасибо Костылю…». И тут меня осенило: мы два года не виделись! Откуда он про жену и, тем более, про ребенка знает? Кто сказал-то?
    Приехав на работу, набрал общего друга:
    - Слушай, Леха, а дай мне Костыля телефон…
    И тут он меня просто ошарашил:
    - Ты че, брат, он уже года три как помер… передоз… я ж вроде говорил тебе… у кого-то взял какую-то шнягу он … в подъезде… ну и…
    Обрывки фраз Лехи доносились до меня сквозь какой-то ледяной туман, будто над ухом у меня выстрелили из пистолета. Но я же видел его! Живого и здорового! Как!?

    Я ушел в тот день с работы. Зашел в магазин, купил бутылку водки и выпил ее на улице, за пару присестов. У меня уже уложилась в голове смерть Костыля, но то, что он на меня тогда на остановке посмотрел, и я не сел в злополучный автобус…
    Сейчас, собираясь старой компанией, мы с молчаливым согласием поднимаем рюмку за парня, чью фамилию вряд ли кто-то знал во дворе. Все звали его Костыль.
    Сейчас я вижу, как он, худой как костыль, темноволосый, идет по сочной, зеленой траве, чувствует босыми ногами теплую землю и, улыбаясь насмешливо – смущенной улыбкой, прищурив глаз, смотрит в ярко-синее небо…
    Что наша жизнь? Тире между двумя числами!

  3. #3
    Регистрация
    18.05.2013
    Адрес
    Барнаул Алтайский край
    Возраст
    47
    Сообщений
    45
    Вес репутации
    5452243
    Понедельник идёт по длинному-длинному коридору, нескончаемому, как кишка мамонта. Он хмур, угрюм и похмелен. Глаза понедельника тусклы и в них плещется отвращение ко всему миру в целом, и к себе, любимому, в частности. Хотя к себе в меньшей степени.
    Само собой, понедельник нахлестался кофе. Это ему не очень-то помогает. Слово «завтрак» вызывает у понедельника непроизвольную дрожь и желание стать трепещущим зелёным листочком, который умеет питаться низкокалорийным солнечным светом, даже не замечая этого. Слова из песни «им бы понедельники взять и отменить» горят у него в голове огненными буквами. Понедельник сам решительно согласен с тем, чтобы его отменили, но, увы, никто этого делать не собирается. А жаль.
    Понедельник, конечно, побрился. Но не очень твёрдой рукой. Поэтому его помятое лицо кое-где залеплено пластырем. Носки на нём ещё позавчерашние, потому что понедельник не способен с утра принимать участие в такой тяжелой жизненной ситуации, как поиск чистых носков.
    Понедельник идёт по коридору медленно, в темпе осуждённого, которому велели самому подойти на эшафот. Сами понимаете, он не слишком торопится. Ноги его шаркают, пытаясь споткнуться на любой, самой незначительной трещинке в полу. Понедельник тяжело пыхтит, потому что он не способен идти налегке. Он тащит на спине огромный мешок, набитый… как вы думаете чем? Будильниками. Всех видов и систем, всех расцветок и звуков, начиная от детского будильничка в виде гламурной кисы и заканчивая монструозным железным агрегатом, способным заглушить трубу архангела Гавриила.
    Понедельник мечтает о пиве и об отгуле. Ни того ни другого у него нет. А ещё он мечтает об отпуске. Впрочем, об отпуске мечтают и другие дни недели, но понедельник особенно. Тем не менее, если предложить ему здесь и сейчас бутылку холодного пива в обмен на некий далёкий, дрожащий маревом миража отпуск, то понедельник выберет пиво. Но никто не предлагает.
    Впрочем, до обеденного перерыва понедельник кое-как доживёт. А там и конец рабочего дня недалеко. И настанет вечер понедельника. А это уже очень неплохо. Вообще, уверяю вас – утро понедельника и его вечер – две совершенно разные вещи. Противоположные полюса, инь и янь, Правь и Навь, лёд и пламень. Вечер понедельника уже вполне бодр и пахнет нормальным ужином и готовностью к трудовой неделе. Но вечер ещё нескоро…
    Понедельник медленно садится за рабочий стол, поддерживает раскалывающуюся голову руками и невидяще всматривается в лист бумаги, на котором бодрым пятничным почерком написано:
    «С понедельника – начать новую жизнь!»


    (Слепой, Пью.)
    Что наша жизнь? Тире между двумя числами!

  4. #4
    Регистрация
    18.05.2013
    Адрес
    Барнаул Алтайский край
    Возраст
    47
    Сообщений
    45
    Вес репутации
    5452243
    Кончался март, а весна опаздывала. Вовчанга, друг степей и штукатурщиц, тоже что-то не спешил. А первую меж тем уже допили.
    Хотели уже позвонить ему, и даже решили, кто будет набирать номер, но тут он вышел на контакт сам.
    - Ты где, Люся? – Митюня бодро начал разговор.
    Телефон забурчал как-то экспрессивно даже для Вовчанги. Митюня двигал на лице брови и изредка дублировал:
    - Так… На кольце… Об самосвал с раствором?.. Блин… Ну и что гаишник сказал?.. Ну… Так… Оба идите на..? Ну логично в принципе… Да нет, ничего. Дальше что? Так, погоди. — Митюня включил громкую связь и аккуратно бросил телефон на середину стола, в салат.

    - Здорово, мымроид! – сердечно приветствовал я друга, — Как я понял, ты на своём бесчеловечном вездеходе цинично нанёс вмятины и царапины на лаковые борта самосвала. Но правосудие тебя не винит, как не винит и несчастного водилу грузовой телеги. Так? Что там дальше у вас?
    - Я сказал что сейчас приедут мои боевики разбираться.
    - Вовчанга, — навострил бдительность я, — А кто такие «мои боевики»?
    - Ну быки, чо непонятного, — Вовчанга бодро шмыгнул клювом, — Подъезжайте давайте, прогнём терпил.
    - Э-э-э, алё, уж скипидарный, — Митюня подался телом к аппарату, — Уточни-ка количественный и качественный состав терпил.
    - Ну тут набежала пара дистрофиков, — голос гонщика-тарана приобрёл оттенок лжи, — С автоколонны 1247. Шепчутся вон на улице. Тяжеловесов нет.
    - Так, кабальера ссатая, отвечай прямо! – рявкнул я, — Их больше пяти?
    - Да. – тихо пискнули из салата.
    - Ты надерзил труженику рычага и педали, возможно угрожал расправой. Так? – включился в допрос второй злой следователь.
    - Ну я не…
    - Так да?! – строго сказали мы хором.
    - Да. – согласился салат.
    - И теперь группа из семи-восьми заскорузлых водил нежно ожидает тебя возле твоего поршкаена, да?
    - Они меня убью-у-у-ут. – запел неожиданно далёкий друг.
    - Не ссы, бамбино, — Митюня достал телефон из салата и плотски облизал его, — Мы в пути.

    Матиз мы признали издалека, по группе неприметных в кепках, тесно обступивших оного. На крыше автоколяски были расставлены стаканчики и разбросана палка колбасы. Сам матиз, очевидно для удобства, был перенесён с дороги чуть в сторонку, в сугроб. Стаканы бодро вскидывались, палка глодалась по очереди. Неприметные тихо шебуршали.

    - Тут тормози! – велел таксисту Митюня, — Брось нас, а сам к своим прорывайся. На вот, денег возьми на дорогу.

    - Обратите внимание, коллега, на этих занимательных людей — обронил я по выходу из таксомотора, — Что топчутся подле вовчангиного мессершмитта. Они что, из воздушно-десантной автоколонны? Чё здоровые какие-то?

    Разливающий, очевидно младшенький, не особенно-то и нагибался когда тянулся трёхлитровой банкой через крышу.
    - У них условия труда тяжёлые, — предположил Митюня, — Маленькие сразу дохнут, после первой премии.
    - Ну пошли, — я потрогал лицо справа, — Вступим в звуковой контакт с контрагентами.
    Мы довольно разнузданно приблизились к матизу.
    - Чего грустим, залётные? — Митюня бодро, но вместе с тем критически осмотрел собравшихся, — Никак за сборную болеете?
    - О, — Обернул к нам большую, как у доброго пони, голову наиболее контактный из собеседников, — А вот и бригада.
    - Мало, мало ешё улыбок на лицах! – обозначил свою позицию я, — Не умеет народ отдыхать!
    А сам подумал зачем-то, что давно не был у нотариуса, а это плохо, наследники как пить дать перессорятся, может и подерутся даже.
    - А что, Пашенька, нацеди-ка молодчикам, — просипел наиболее неновый незнакомец в седой кепке, — Пусть разомлеют. Сколько им осталось…
    - А у вас, деда, очевидно, из присутствующих самое протёртое сиденье? – изобразил уважение к старости Митюня, — Вы тут заместо Черномора, да?
    Хотел было и ещё что-то брякнуть, но Пашенька уже вручил нам стаканчики. Стаканчики были полные и тёплые.
    - Ну, здравствуйте, — сказал я.
    - С приездом, — сказал Митюня.

    И мы выпили неизвестное. И неизвестное заелозило внутри. Секунд восемь я созерцал правым глазом снежинку на пашенькином воротнике и слушал себя. Пришёл к выводу, что такого говна я даже в средней школе не пил. По исходу тех секунд я напрягся и разжал левый глаз. Вскоре и задышал.

    - Не полностью разобрал букет, — шумно вдохнул Митюня, — Отработка что ли?
    - Сдавайте тару, — Пашенька разобижено выхватил у нас стаканы, — Настойка домашняя, образованных не любит. Могут даже руки отняться.
    Я критически осмотрел свои волосатые ладони. Бережливый Митюня скрытно и оперативно, пока слушались конечности, перепрятал лопатник в трусы.
    Но вдруг лёгкая, словно бы невесомая тень скользнула среди редких голых веток кустарника.
    - Что за моль там мечется, Ниппель? – поднял бровями кепку сипатый Черномор, — Не Чёрный ли Дальнобойщик мается?

    - Да это ковбоец наш, — не оборачиваясь к кустам ответит Ниппель, — Давно кружит, выжидает. Опасный. Ох чую, царапаться будет.

    Беседу прервал звонкий тенор со стороны дороги:
    - Э! Вы чо там делаете?
    Тенор принадлежал человеку в шапке с кокардой и жилетке ядовито-зелёного цвета. У меня такого же оттенка были дерзкие шнурки в тысяча девятьсот девяностом году в пионерском лагере. Их там стырили как деньги вкладчиков вместе с кроссовками. Человек в шапке торчал верхней частью из логана с мигалкой.

    - Вы чо там делаете? Какого рода преступление планируете? Чё собрались тут? А ну расходись, метро у нас в городе всё равно нету!

    - Ты, начальник, свисток-то впопыхах не проглоти, — сипатый как смог приосанился, — Не видишь разве, мы автомашину очищаем от снежного покрова.

    Вся компания принялась руками размазывать по грязным бокам матиза мокрые снежинки. Тот на глазах стал принимать расцветку серебристо-говняной зебры. И вдруг ярко мигнул своими угловыми огнями. Из придорожной тьмы материализовался Вовчанга. Он приблизился стремительной и одновременно развязной походкой мажорного поганца, сунул сипатому в руку мятую десятку, хлопнул его по плечу и тотчас прыгнул внутрь. Мы клацать ртами не стали и летними мухами разместились в салоне вслед за ним. Щёлкнули замки. Завёлся мотор.

    - Нормальный ход, — я пожал Вовчангу за скользкую ладонь, — Дальше как поступим?
    - Ну, вот мы и в кабинете, — Митюня извлёк на свет ухватистую флягу, — На-ка, Вовчанга, запей боль.
    - Я за рулём, — вцепился в рогульку тот, — Мне правила не велят.

    Матиз бодро бурчал, лёжа на пузе в сугробе. Оппоненты старательно скучали вокруг. Милицейский подождал немного, плюнул, скрылся полностью в авто и отчалил в сторону гнезда.

    Тёмные фигуры обступили нас поплотнее.
    Сипатый наклонился к лобовому стеклу и тихонько постучал:
    - Хенде хох, тётенька. Выходи.
    Вовчанга выдернул из митюниных рук флягу и навинтился на неё головой.
    Спустя какое-то время ёмкость удалось отнять, хоть и бессовестно ополовиненную. Вовчанга однако успел напитаться духовной силой и отвагой. Он приспустил на сантиметр окошко и принялся диктовать свою волю наружу:

    - Возмещайте-ка мне материальный ущерб, безумные максы, воины дорог, да немедля! – герой строго посмотрел в ночь, — Деньги сюда суйте, в щель.
    - Интересная манера бычить, — Митюня одобрительно, и даже с некоторой гордостью похлопал друга по голове, — Ранее не встречал.
    - В щель мы тебе насуём, ты только выйди! – снаружи настойчиво заскребли ногтями по стеклу, пытаясь опустить его ниже.
    Окошко пришлось закрыть.

    - А безналичным расчётом рассчитаться не получится! – Вовчанга подкреплял свои требования посильной в условиях матиза жестикуляцией, — Только наличные, понимаете? Наличные, деньги, кэш, ассигнации, бабуси! Семнадцать тыщ!

    И показал в окно десять пальцев.

    Нежданно осаждающие расступились и вперёд вышел Пашенька, с двумя лопатами в багровых ручищах. Дискуссия оборвалась. Я смотрел на большие, железные и беспощадные орудия труда. Пашенька ковырял древком в носу и смотрел на Вовчангу. Вовчанга с лёгким разочарованием и немного укоризненно скрёб взглядом сипатого. Сипатый насуплено впёрся в Митюню. Митюня, резво работая кадыком, добивал остатки фляжки и думал что его никто не видит.

    - Давайте, сынки, — разрезал тишину тихим вздохом сипатый, — Заканчивайте скорее.
    Пашенька и ещё один молодчик, вооружившись своим шанцевым говном, встали по разные стороны от нашего укрытия.
    - Подкоп будут рыть, — сразу догадался я. Я вообще в такие моменты догадливый, — Хотят через нижний люк зайти, врасплох.
    - Не, — выдвинул свою гипотезу Митюня, — На лопатах нас отнесут. Совсем они, Вовчанга, твою машину не уважают.
    Вовчанга озирался по сторонам и встревожено икал.
    Каратели дружно взмахнули лопатами. В двери матиза гулко шлёпнули комья мокрого весеннего снега.
    - Чего это они, а? – пилот-параолимпиец снова нервно схватился за руль, — Чего это, ик?
    - А они нас закопают как бумбарашей, — я оголил горлышко уже своей флягообразной бутылки, — Пробил наш час. Теперь уж недолго нам. Прощаться будем.
    - Ик, — Вовчанга не верил счастью, — Нас будут искать! Нас найдут!
    - Обязательно найдут, — Митюня нанёс урон содержимому бутылки, — Археологи. Вот загадка им будёт: погребено три мужика в одной повозке и без жён. Как бы не подумали про нас нехорошего.
    Снег за бортом достиг стёкол. Шлепки продолжались.

    - Эх, жаль хитрость моя не удалась.
    - Какая хитрость, Вованга?
    - А ещё осталось там, хотя бы возле дна?
    - Какая хитрость, рыба моя?
    - Да с подставой этой.
    - Чего? Ну-ка блин, ну-ка?
    - Да я вчера крыло птицы своей колесатой об забор повредил. Ну вот и решил переложить финансовую ответственность на чужую шею. А чо, я технологию подстроенных ДТП подробно вызнал в программе «Криминал. Дело и отсидка». Всё было на мази.
    - Ах ты сука диатез!
    - Чего?
    - Пупок куриный! Чуть тюрьма нас всех не посадил!
    - Нас в снег зарыли по твоей милости, моллюск!
    - А! Пусти блин! Пусти! Парни, у меня есть идея одной элегантной авантюры! С вас только взносы! Блин, больно же!
    По крыше обваленного снегом микроавтомобиля застучал мелкий весенний дождь.
    Что наша жизнь? Тире между двумя числами!

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Социальные закладки

Социальные закладки

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •